Александр Стадник: американский бизнес всегда считался устойчивым к политизации

В июле 2014 года, в период обострения российско-американских отношений, руководителем торгового представительства РФ в США был назначен Александр Стадник, который в Минэкономразвития специализировался как на европейском, так и американском направлении сотрудничества с Россией. На следующей неделе вновь назначенный торгпред отправляется в Вашингтон, чтобы приступить к исполнению непосредственных обязанностей. В своем первом интервью в новом качестве Александр Стадник рассказал ИТАР-ТАСС о влиянии нынешней политической ситуации на торгово-экономическое взаимодействие двух стран, перспективах выхода из кризиса, а также о задачах, которые стоят перед торгпредством в современных условиях.

– Александр Юрьевич, какой в настоящее время товарооборот РФ и США, его структура, и какой урон получила взаимная торговля от введенных взаимных санкций?

– США – это страна с ведущей мировой экономикой, этим и обусловлена важность нормального развития торгово-экономических отношений между нашими странами на взаимовыгодных равноправных условиях как для России, так и для Соединенных Штатов.

Российская и американская статистика имеют существенные расхождения, основанные на разнице подходов. В США используют методику, учитывающую все поставки, включая третьи страны. Однако этим путем идут, в основном, нефтепродукты. Мы же учитываем в статистике только прямые поставки. Поэтому наши оценки товарооборота в цифрах выглядят ниже американских.

Согласно российской статистике, в 2013 году товарооборот двух стран составлял $27,6 млрд – на 2% меньше уровня предыдущего года (при этом экспорт наших товаров составил $11,1 млрд, а импорт американской продукции – $16,5 млрд). В прошлом году были осуществлены серьезные контракты по поставкам авиатехники, промышленного оборудования. В частности, заключен контракт ГК “Ростехнологии” на поставку 50 самолетов семейства Boeing 737 на сумму $3,6 млрд для компании “Аэрофлот”. Плюс к товарообороту необходимо еще добавить и около $11 млрд оказанных услуг – на 7% больше показателей 2012 года.

По данным американской статистики, товарооборот составил в 2013 году $38,1 млрд. При этом, по их подсчетам, российские поставки в США сократились на 8% по сравнению с 2012 годом, а американские поставки в РФ выросли почти на 6%.

В структуре товарооборота российский экспорт, помимо продукции ТЭК, составляют металлы и металлоизделия, товары химической промышленности, оборудование, в том числе транспортные средства, тогда как из США Россия импортирует в основном промышленную продукцию. Свыше 70% – это летательные аппараты, различное технологическое оборудование, транспортные средства, медицинская техника, электроника. Интересно заметить, что сельскохозяйственная продукция занимает 11% в объеме американского импорта, и в основном это продукция птицеводства, а также морепродукты.

– Как обстоят дела в текущем году?

– Что касается нынешнего года, то я бы назвал ситуацию несколько парадоксальной. По данным российской статистики, за первое полугодие рост товарооборота по сравнению с первым полугодием 2013 года составил более 20%, то есть страны уже наторговали порядка $15 млрд. При этом движение товарооборота шло по нарастающей. Так, за январь-май американский импорт в РФ возрос на 26,7% по отношению к прошлогоднему аналогичному периоду, а рост российского экспорта находился на уровне шести с небольшим процентов. В то же время в январе-июне американские поставки возросли уже на 29,3%, тогда как динамика экспорта российских товаров сохранилась на прежнем уровне.

Можно предположить, что к концу года товарооборот приблизится к $30 млрд. Однако в условиях санкций, которые США постоянно перезаряжают, говорить о положительном прогнозе на перспективу достаточно сложно. В санкциях кроется серьезная проблема. Рестрикции вносят дисбаланс в мировую экономику, разрушают стабильные связи, кооперацию, изменяют палитру рынков, вынуждают перенаправлять финансовые потоки, подрывают доверие к американской валюте как к универсальному платежному и резервному активу. По большому счету, налицо все характерные для кризиса признаки, источниками которых становятся регуляторы США, ЕС и ряда государств, поддерживающих санкционную политику. Разговаривать с Россией и другими странами на языке санкций – бесперспективно, особенно когда этот язык доведен до абсурда.

Причины роста товарооборота в условиях санкций требуют серьезного анализа. Нельзя исключать, что компании, которые уже давно сотрудничают и продолжают взаимодействовать, подстраховываются и принимают решения закупать товары, в отношении которых существует риск введения ограничений, впрок для обеспечения нормального функционирования производств в будущем. В этой связи, в принципе, на отдаленную перспективу можно прогнозировать и снижение товарооборота.

– Как быстро можно будет восстановить прежние торгово-экономические связи, восстановить двусторонний товарооборот, если нынешняя политическая ситуация наконец начнет развиваться в позитивном русле и санкции прекратятся?

– Существуют мнения, что хватит и дня, чтобы вернуться в исходную точку. Так вряд ли получится. С рынка уйти легко, а вот чтобы возвратиться, потребуются серьезные усилия. Бизнес это понимает.

Чтобы восстановить доверие, нужно много времени. Нам хорошо известны случаи, когда американские компании под давлением санкций не выполняли обязательства по поставкам, банки отказывались кредитовать определенные сделки. Такие случаи были, и они зафиксированы. Потребуется время, чтобы доказать обратное – что с этими компаниями и финансовыми институтами можно работать. Американский бизнес всегда считался устойчивым к политизации, отличался деловой этикой. Это подтверждают примеры, когда сотрудничество в серьезных сферах по-прежнему продолжается.

Возвращение ситуации к прежним отношениям будет зависеть от политического диалога. Пока он не возобновится на межправительственном уровне, сотрудничество на котором заморожено Соединенными Штатами, пока не возобновится работа Президентской комиссии, охватывающей большинство сегментов двустороннего взаимодействия, все будет находиться в таком неопределенном состоянии (работа российско-американской Президентской комиссии, созданной в июле 2009 года, была заморожена по инициативе Вашингтона в марте 2014 года. – ИТАР-ТАСС). Мы к возобновлению деятельности комиссии готовы в любой момент.

В настоящее время не проводятся официальные встречи и мероприятия, но формировать перспективную повестку работы комиссии можно уже сейчас – искать пути выхода на договоренности, которые предстоит реализовывать в дальнейшем, закладывать фундамент будущих проектов, отношений. Нам хотелось бы, чтобы эта работа была возобновлена как можно раньше. Уверен, что такого же мнения придерживаются и американские коллеги.

Именно поэтому одна из приоритетных задач для меня по прибытии в Вашингтон – налаживание и развитие контактов с представителями официальных кругов США, участниками рабочей группы по развитию деловых связей и торгово-экономических отношений, дальнейшее развитие контактов с американским бизнесом на всех направлениях сотрудничества. Нам просто необходимо продолжать эту работу. Последнее заседание рабочей группы состоялось в конце февраля этого года и было очень конструктивным. Были достигнуты серьезные договоренности, в том числе по совершенствованию договорно-правовой базы сотрудничества. К сожалению, все это теперь находится в законсервированном состоянии. И пока политический диалог не ведется, мы намерены работать точечно: с компаниями, регионами, организациями, заинтересованными во взаимодействии. К нам часто обращаются американские компании с опасениями по поводу дальнейшего сотрудничества, за разъяснениями о том, какие существуют сейчас риски. В основном, это те, кто хотел бы инвестировать в российскую экономику.

– Кто больше пострадал от нынешней ситуации, какие рынки, направления сотрудничества?

– С российской стороны это компании, работающие в энергетике, финансовом секторе и с продукцией, которая, по мнению американцев, может использоваться в нашем ОПК. Насколько я знаю, практически полностью все контакты по ВТС заморожены. Приостановлена выдача лицензий на продукцию двойного назначения, используемую в интересах наших предприятий. В санкционный список попал также и концерн “Калашников”, продукция которого пользуется большим спросом на американском рынке.

В последние годы гражданские версии АК-47 составляли порядка 50% экспорта этого предприятия в США. Очень ценится “Калашников” среди американских коллекционеров стрелкового и спортивного оружия. Многие американцы рассматривают его как объект для инвестиций. Средняя цена гражданской версии “Калашникова” составляла на американском рынке $600, однако уже сейчас она доходит до $1,5 тыс. Дело в том, что началась активная перепродажа. Возникают опасения, что из-за прекращения наших поставок внутри страны может возникнуть “серый” рынок. То, что в США ранее поставлял концерн “Калашников”, представляет собой только третью часть того, что потенциальные американские покупатели хотели бы приобрести. В начале сентября этого года дилеры отчитались о полной распродаже этого вида оружия. Теперь американцы, которые приобретают легендарный автомат и как сувенир, и в качестве инвестиций, предпочитают обзавестись именно произведенной в РФ продукцией, а не его европейскими копиями.

При этом многие серьезные компании продолжают сотрудничество, несмотря на санкции. Полным ходом реализуется соглашение “Роснефти” и ExxonMobile по разведке и добыче нефти и газа в Черном и Карском морях, в США и других странах. Продолжается взаимодействие с Boeing, в металлургической и химической отраслях, в сфере высоких технологий. Представитель “Росатома” продолжает трудиться в российском торгпредстве, обеспечивая реализацию договоренностей по поставкам обогащенного урана в целях создания ядерного топлива для АЭС. Взаимодействие по мирному атому – это яркий пример хозяйственной кооперации, и работа в данной области продолжается. На российском сырье работают американские АЭС, вырабатывающие электроэнергию для рядовых потребителей США.

С американской стороны эту деятельность регулирует Комиссия по ядерному регулированию, и тут-то здравый смысл должен присутствовать как никогда, и мы надеемся, что здесь будет все нормально. Американские санкции – достаточно прагматичные, и поэтому когда речь идет о стратегических интересах, США готовы делать исключения из санкционного списка. Так было и с ситуацией вокруг российских поставок жидкостных ракетных двигателей РД-180, с помощью которых выводятся на орбиту американские спутники (в августе американские заказчики после снятия судом запрета на поставки получили два РД-180 в рамках контракта на 29 двигателей. – ИТАР-ТАСС).

– Как реагируют инвесторы на нынешнюю ситуацию в политике и язык санкций?

– Инвестиционное сотрудничество РФ и США развивалось поступательно до 2012 года, и объем российских накопленных инвестиций в США составил в 2012 году $7,8 млрд. Однако затем они сократились почти вдвое, до четырех с небольшим млрд долларов. Еще до текущего внешнеполитического кризиса многие наши компании начали пересматривать свои стратегии и систему работы на американском рынке, в том числе в сталелитейной отрасли. Начиная с 2014 года, “Северсталь” приняла определенные решения по американскому рынку. Тем не менее в настоящее время российские компании активно продолжают инвестировать в технологические отрасли – “Роснано”, Российская венчурная компания, вкладывающие средства в высокие технологии.

Американские бизнесмены в 2013 году увеличили объем прямых накопленных инвестиций в РФ до $10,3 млрд, направляя финансы в основном в добывающую отрасль нефти и газа (ExxonMobile, Ford, General Motors). И, несмотря на нынешнюю ситуацию, ни американские, ни российские компании свою инвестиционную деятельность не прекратили. Хотя санкции, безусловно, повлияли на общее положение. Специалисты прогнозируют сокращение инвестиций в 2014 году с обеих сторон.

– Нанесли ли ответные российские санкции определенный урон американском рынку?

– От ответных российских санкций пострадали в основном производители продовольственных товаров. Несмотря на то что наши американские коллеги отрицают возможный урон для птицеводческой отрасли, он тем не менее существует, поскольку Россия являлась вторым по объему рынком для американской курятины: в прошлом году, по данным американской статистики, было экспортировано в Россию “куриных ножек” на общую сумму $309 млн, или 7% от всего объема экспорта США по этой товарной позиции.

Нынешнюю непростую политическую ситуацию некоторые американские компании пытаются использовать, чтобы потеснить на местном рынке наши компании. В частности, недавно группа американских сталелитейных фирм направила администрации США коллективное письмо с требованием обложить российский металлопрокат дополнительными “антидемпинговыми пошлинами”. Видимо, у них возникает соблазн воспользоваться ситуацией, чтобы выдавить российских конкурентов. К понятию свободной конкуренции это не имеет никакого отношения.

– Насколько вероятно в 2015 году исключение компании “ВКонтакте” из списка компаний, нарушающих авторские права? Принимает ли, на ваш взгляд, социальная сеть достаточные меры для борьбы с пиратством?

– По моей информации, “ВКонтакте” работает в правовом поле, в рамках действующего российского законодательства, касающегося авторского права. Мы надеемся, что текущая ситуация двусторонних отношений не заслонит ту полезную работу, которая проводится этой соцсетью, что найдет свое отражение в рамках предстоящего очередного ежегодного пересмотра доклада Аппарата торгового представителя США.

– Какие наиболее приоритетные задачи ставите вы перед собой как новый торгпред России в США в нынешних непростых условиях двустороннего взаимодействия?

– Нам надо сохранить текущий уровень торгово-экономических отношений, поддержать его, а также не дать кануть в лету тем идеям и проектам, которые уже были сформулированы и подготовлены. Необходимо формировать повестку на тот период, когда мы выйдем на нормальный режим работы. А он рано или поздно настанет. Бизнес – и американский, и европейский – уже устал от этой ситуации.

И, конечно, мы будем подстраивать работу под новые условия. В США я везу с собой большой список российских регионов и различных компаний, желающих сотрудничать с США в самых разных областях и на различных уровнях – от промышленности до косметики, от крупных до малых предприятий. Российские коллеги дали технические задания, в которых определили свои бизнес-интересы, отметили, какую помощь и содействие ожидают, и мы сформируем “дорожную карту”, по которой будем действовать. Это новый подход к реализации внешнеэкономических проектов, разработанный Минэкономразвития России. И эту практику я буду продолжать активно внедрять в торгпредстве. Это одна из первоочередных задач.

В приоритет поставим региональное сотрудничество. На этом треке особую значимость приобретают экономические, инвестиционные, культурные связи между Дальним Востоком России и США, а именно Западным побережьем. Только что завершилось очередное заседание Российско-Американского тихоокеанского партнерства (РАТОП), на котором стороны (порядка 100 участников – представителей администраций и деловых кругов наших дальневосточных регионов и штатов Западного побережья США. – ИТАР-ТАСС) обсудили и наметили шаги по реализации перспектив по сотрудничеству в сфере высоких технологий, энергетики и энергоэффективности, транспорта и логистики, туризма, экологии и др.

Мы также намерены активно использовать социальные сети и возможности интернета для работы торгпредства с компаниями и бизнесменами в рамках двустороннего российско-американского сотрудничества. Мы будем эту деятельность продолжать совершенствовать. Очень полезно использовать такой формат, чтобы быстрее реагировать на запросы и пожелания компаний и предпринимателей, максимально эффективно использовать контакты бизнес-сообщества с представителями торгпредства. Время диктует новый формат работы.

Беседовала Наталья Славина
itar-tass.com/opinions/interviews/2261

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий