Мечты А. Лукашенко о Нобелевской премии мира

Сокращенная версия моей последней статьи “Точка невозврата. Часть II”

Хитрость – образ мыслей очень ограниченных людей и очень отличается от ума, на который по внешности походит. (Иммануил Кант)

Нобелевская премия мира

Чудеса и в наше время не редкость. Тем более, если «чудеса» вписываются в заранее выбранную политическую парадигму. Обратимся к предыдущей статье «Точка невозврата. Часть I» где отмечалось: «Несмотря на то, что белорусские СМИ продолжают активно пиарить «вклад» белорусского президента в мирный процесс на Украине, он не столь очевиден. Дело в том, что А. Лукашенко продолжает оставться хозяином переговорной «площадки», но не модератором столь сложных переговоров. Стоит обратить внимание, что как на минском саммите 26 августа, так и на последующих заседаниях контактной группы белорусской стороной не было озвучено каких-либо конструктивных или даже фантазийных планов и предложений по мирному урегулированию конфликта на востоке Украины. Полный вакуум».

Буквально через несколько дней после выхода статьи вдруг выяснилось, что некий план у официального Минска по установлению прочного мира на востоке Украины был, но не был принят… Западом («…у меня есть свое видение и предложение, чтобы нормализовать ситуацию в Украине, полностью нормализовать, и политическую, и не довести до войны. И мы этот план Западу, не конкретизируя на данном этапе, предложили, будучи уверенными в том, что это не приведет к тому, что Запад с этим планом согласится. Более того, я свою голову заложил и пообещал, что в случае реализации предложений белорусской стороны, ситуация нормализуется в Украине, не говоря уже о том, что войны не будет. Запад не согласился с этим планом…». Интересно, а предлагал ли А. Лукашенко данный план России? Или боялся за свою голову…

На самом деле, план белорусского президента оказался вполне прозаичным и включал ввод белорусских войск в зону конфликта в качестве миротворцев: «Если нужно – а это для меня очень опасная и страшная вещь – коль есть недоверие России к Западу и Запада к России, Америки к России и России к Америке, и есть недоверие воюющих сторон, то я готов был бы использовать и свои вооруженные силы для того, чтобы развести конфликтующие стороны». Попутно стоит обратить внимание на монархистские формулировки, допущенные А. Лукашенко: «свои вооруженные силы».

К чему такая суета официального Минска? Ведь очень сомнительно, что данная «миротворческая инициатива была бы поддержана Москвой. Кроме того, Киев почти сразу отверг предложения белорусского стороны, что понятно, так как появление миротворцев в регионе боевых действий означает неминуемое замораживание конфликта на многие десятилетия, что совершенно не устраивает Киев, активно готовящийся к военно-политическому реваншу. Конечно, можно и проигнорировать миротворческие силы, как это сделала Грузия в августе 2008 г., но последствия для атакующей стороны могут оказаться катастрофическими.

Имеются и другие аргументы и доводы. Во-первых, Беларусь не располагает соответствующей современной армией. Переброска воинских частей в Донбасс, где перестрелки практически не стихают, требует несколько иные квалификации и навыки по сравнению с теми, что используются на парадах 3 июля. Так что «мирный план» А. Лукашенко означает ни что иное, как очередную попытку провести хотя бы частичную модернизацию белорусской армии за чужой счет. В данном случае, естественно, за счет России.

Во-вторых, уровень доверия между Москвой и Минском оставляет желать лучшего. Проще говоря, нет никакого доверия, учитывая, что Минск оказался замешан в снабжении украинских войск, осуществляющих АТО. Восторженную реакцию Донецка и Луганска в отношении предложения белорусского президента можно не учитывать, так как в Донбассе рады любым внешним наблюдателям или миротворцам, способным хоть как-то остановить бесчеловечные обстрелы городов украинской национальной гвардией.

Однако, учитывая общий пиаровский контекст «миротворческой» деятельности А. Лукашенко, появившиеся в очередной раз информационные «вбросы» о перспективе получения белорусским президентом Нобелевской премии мира, выглядят вполне закономерными. Стоит напомнить, что в свое время и астролог П. Глоба предрекал награждение белорусского президента данной премией.

С начала 2000-х годов обсуждать награждение А. Лукашенко столь престижной наградой, которая в условиях авторитарного режима, несомненно, должна была носить сакральный характер, стало почти номенклатурной традицией. В частности, в июле 2011 года председатель ФПБ Л. Козик заявил, что А. Лукашенко достоин Нобелевской премии за создание в Беларуси социального государства. Стоит напомнить, что это предложение прозвучало на фоне крайне тяжелого экономического кризиса 2011 года, через три месяца после подрыва станции «Октябрьская» минского метро, глобального валютного дефицита, тотального обнищания граждан республики и массового выезда трудоспособного населения за рубеж в поисках заработка.

В современных условиях мечты А. Лукашенко о Нобелевской премии мира вполне объяснимы, так как впереди у несменяемого белорусского президента новая политическая вершина, которую ему необходимо обязательно преодолеть – пятый президентский срок. Так что «Нобель» был бы очень кстати. Другое дело, что благодаря известным обстоятельствам сейчас данная награда во многом девальвирована…

Но есть еще один аспект – российский. Получение А. Лукашенко премии было бы воспринято в Кремле в качестве очередной провокации Запада. Так как быть с Россией?

Андрей Суздальцев - политолог
www.echo.msk.ru/blog/politoboz/1414180-echo/

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий