МВФ прогнозирует отмену санкций

Прогнозы МВФ по Европе на 2015 год содержат предположение о сворачивании кампании санкций и “контрсанкций” в отношениях России и крупных экономик, РФ, видимо, продолжит активное участие в работе G20 при председательстве Турции в 2015 году, фактор Украины не будет блокировать работу с международными институтами. Таковы основные итоги завершившейся годовой сессии МВФ и Всемирного банка. Кроме предложения вернуться к работе, других идей у этих организаций для России нет — реформа управления МВФ вновь откладывается, Китай ведет в фонде отдельную от России игру.

В Вашингтоне в воскресенье закончилась официальная часть годовой сессии МВФ и Всемирного банка, в рамках которой также проходило министерское совещание финансовых органов стран G20. Главный результат для России — ее сотрудничество с G20, МВФ и ВБ из-за двусторонних внешнеполитических проблем с США, ЕС, Японией и Канадой свернуто не будет, но инициативы, в реализации которых РФ была заинтересована в последние годы, ей теперь придется продвигать не в рамках этих организаций, а самостоятельно.

На сессии Россия была представлена руководством Минфина (во главе с министром Антоном Силуановым) и ЦБ (Эльвира Набиуллина и ее первый зам Ксения Юдаева). Вопреки ожиданиям, Россия не подтвердила и не опровергла приезд президента Владимира Путина на ноябрьский саммит G20 в Брисбене. Впрочем, министр финансов Австралии Джо Хоки дал понять, что в рамках “двадцатки” Россия вполне конструктивно участвовала в обсуждении политически окрашенных для нее вопросов, в частности расширения инструментария поддержки МВФ реформ на Украине. В рамках сессии прошли также консультации ЦБ РФ и Нацбанка Украины. МВФ ожидает, что российско-украинский конфликт (на сессии его именовали “геополитическими сложностями”) приведет к росту внешнего долга Украины до “греческого” уровня — выше 100% ВВП в 2015 году, и настаивает на требующих дополнительной поддержки глубоких экономических реформах в стране.

В отношении России прогноз МВФ по Европе повторил предположения Всемирного банка (см. “Ъ” от 10 октября). За одним важным исключением — аналитики фонда прямо предполагают отмену по крайней мере европейских санкций к России и ее продовольственных “контрсанкций” в течение 2015 года. При этом довольно неоднозначно прогнозируется взаимосвязь динамики ВВП и других макропоказателей ЕС и России. Пол Томсен из европейского департамента фонда неожиданно заявил о том, что экономика стран ЕС восстанавливается быстрее, чем можно было ожидать,— причем скорее на удачной комбинации конъюнктуры и более быстрого восстановления финансового сектора, чем на росте внутреннего спроса (он как раз хуже ожиданий).

В целом заявления МВФ и ВБ, так или иначе касающиеся РФ, были нейтрально-сочувственными. Так, глава фонда Кристина Лагард, констатировавшая в очередной раз, что реформа управления в МВФ (предусматривающая в том числе усиление веса BRICS в организации) продолжает блокироваться американским парламентом, заявила: она готова публично станцевать танец живота, если Конгресс одобрит реформу МВФ и ВБ. В приветственной же речи к участникам сессии 10 октября госпожа Лагард цитировала Федора Достоевского.

Впрочем, кроме подчеркнутого внимания и понимания, МВФ и ВБ мало чем могут поддержать Россию. Реформа МВФ поддерживалась усилиями КНР, Индии и Бразилии, но осенью 2014 года Китай существенно (по крайней мере внешне) сократил свое участие в программе сессии, как, впрочем, и другие страны BRICS. Европа и страны ОПЕК в заявлениях к заседанию IMFC (управляющего совета МВФ) Россию не упоминали, что крайне редко случалось последние годы. Так же поступил и министр финансов Аргентины Алекс Кисилефф, опубликовавший довольно подробное заявление о необходимости диверсификации политики поддержки стран–участников фонда. Сам IMFC не изменил общую рекомендацию для России (аналогичную для Турции и Индонезии): это улучшение бизнес-климата. При этом, видимо, именно с председательством в G20 в 2015 году Турции (с проблемами, аналогичными российским,— ослабление лиры, нестабильная динамика капитального счета, всплеск инфляции, проблемы в банковском секторе) будут связаны перспективы стабилизации отношений РФ с многосторонними институтами. В двусторонних же отношениях РФ с крупными экономиками политический фактор останется определяющим: постоянных союзников здесь у страны по-прежнему нет.

Дмитрий Бутрин, Вашингтон
www.kommersant.ru/doc/2588622

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий