Юрий ЛЯНКЭ: нам не интересны геополитические раздоры

Премьер-министр Молдавии Юрий Лянкэ в эксклюзивном интервью ИТАР-ТАСС рассказал о ситуации в стране и перспективах отношений с Россией после заключения соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

– Молдавия подписала соглашение об ассоциации с ЕС. Какие политические и экономические дивиденды получит республика?

– С долгосрочной политической точки зрения у Молдавии впервые за весь период ее независимого существования появилась перспектива и стратегический проект развития – модернизация по европейской модели. Мы получили “дорожную карту”, которая позволяет создать институты современного государства, отвечающие самым высоким международным стандартам.

Мы обязаны идти в ногу с современными процессами, с региональными тенденциями хотя бы потому, что оставаться буферным образованием между Западом и Востоком означает быть обреченным на вечное отставание и сталкиваться с угрозой распада при любых региональных потрясениях.

– У молдавской оппозиции иное мнение – коммунисты обвиняют коалицию проевропейского правления в проведении прозападной политики, которая осложнила важные для республики отношения с Россией…

– Замечу, что курс на интеграцию в ЕС является одним из главных пунктов в программе партии коммунистов. Однако во время их правления евроинтегарция была конъюнктурным, сиюминутным проектом, разменной монетой. Коммунисты стремились увековечить нашу страну в качестве буферного государства. Ведь в нем можно было делать то, что хочется. Наша же цель – сделать Молдавию государством для граждан, в основе которого лежат общепризнанные, современные ценности – уважение к правам человека, верховенство закона, рыночная экономика, соблюдение прав регионов и местных органов власти. Мы считаем, что эта ценностная основа и есть государство, и что другого пути в современный мир не существует.

Экономически мы провели тщательные подсчеты. Создав у себя предсказуемые и понятные правила игры, Молдавия открывает для себя значительные перспективы и в плане привлечения инвестиций, и в плане экспорта, и в плане получения региональных фондов развития, и в плане зарплат. Конечно, переходный период будет непростым, и те меры, которые применяются Российской Федерацией, болезненны. Но нет никаких сомнений в оправданности наших шагов.

Мы рассчитываем, что в конечном итоге ситуация выправится и Молдавия будет пользоваться всеми преимуществами, которые ей дает участие в зонах свободной торговли с ЕС, СНГ и Турцией.

– Вас не тревожит, что в стране нет согласия по поводу этого соглашения с ЕС? Приднестровье выступает за сближение с Россией, жители Гагаузской автономии на референдуме высказались за Таможенный союз, на правом берегу Днестра, судя по опросам, мнения людей разделились поровну. В этом году пройдут парламентские выборы, которые уже называют “референдумом” по внешнему вектору страны. Вы не опасаетесь раскола в обществе, как это случилось на Украине?

– Что касается Таможенного союза, сложно представить, как это осуществимо на практике, особенно в контексте украинских событий. Да и общей границы нет. Этот вариант, очевидно, маловероятен.

В Гагаузии большинство населения хочет одного – экономических возможностей и улучшения условий жизни. Несколько радикально настроенных политиков пытаются настроить людей против Молдавии, но это не имеет успеха. На уровне людей такого восприятия нет, и большинство населения как раз больше всего старается избежать украинского сценария. А точку зрения населения мы уважаем и никогда не отказываемся от возможности углубить наши отношения. То, что наша модель развития – европейская, этому никак не должно мешать.

Приднестровью мы предлагаем расширение производственной базы и экспорта. Им это необходимо, и об этом нам прямо говорят на всех уровнях. Когда около 70% экспорта региона ориентировано в сторону Запада, по-другому нельзя.

На правом берегу последние опросы недвусмысленно показывают, что большинство граждан верят в проект модернизации Молдавии по модели Европейского союза и понимают его преимущества для страны. Другой вопрос, что мы медленно реформируем систему, что она сопротивляется переменам, и у людей наступает разочарование тем, что не все удается сделать так, как нужно, и в те сроки, которые дадут людям уверенность в завтрашнем дне. Но само направление сомнений не вызывает.

Конечно, речь сейчас идет не о формальных, а об экзистенциальных вопросах. Мы давно ушли из области дискурса в область реальной политики. И постарались максимально учесть интересы всех, чтобы из этих региональных потрясений выйти окрепшими.

– В Москве не скрывают, что не намерены спонсировать программу “Восточное партнерство”, и после заключения торгового соглашения с ЕС республика лишится преференций в СНГ. Многие молдавские производители рискуют потерять российский рынок, могут возникнуть проблемы у сотен тысяч молдавских гастарбайтеров, другие возможные трудности. Что намерено предпринять ваше правительство?

– Мы будем бороться за эти рынки. Они для нас важны. Будем защищать интересы наших соотечественников – они вносят вклад в экономику Молдавии и РФ, и мы обязаны принять все меры по обеспечению их благополучия.

Мы оказываем поддержку нашим производителям, особенно сельхозпредприятиям, чтобы все это не ложилось на их плечи. Открываем рынки сбыта в Европе, снимаем квоты на поставки продукции. Будем оказывать целевую поддержку, выплачивать компенсации, работать с банками, с поставщиками энергии и других услуг, которыми пользуются сельхозпроизводители, чтобы они максимально лояльно отнеслись к проблемам страны.

Мы не будем перекладывать груз проблем на наших производителей. Это – проблема всего общества, и все должны проявить солидарность. Думаю, это даже в конечном итоге окажет консолидирующий эффект для страны и ее интересов. Важно и то, что другие страны СНГ с пониманием относятся к текущей ситуации и не закрывают своих рынков для качественной молдавской продукции. Это большое подспорье.

Мы много общались с российскими коллегами. Старались разобраться, что именно в торговом договоре с ЕС вызывает опасения. Не было выявлено проблемных компонентов, которые потребовали бы кардинальных мер. На техническом, нормативном уровне все вопросы можно урегулировать в рамках международных механизмов торговли.

Молдавия, по данным российской статистики, традиционно была страной, у которой из всех экспортеров сельхозпродукции в Россию было меньше всего проблем. Мы будем вести переговоры, решать проблемы. Это принципиально.

Вероятно, вопрос лежит в том числе и в политической плоскости. Ведь на самом деле в наших отношениях нет структурных, непримиримых противоречий. Есть опасения по поводу наших намерений. Мы эти опасения будем снимать. Мы докажем спокойной, дружелюбной политикой, что Молдавия за углубление отношений, и что антироссийских целей мы не преследуем. Мы не против России. Мы – за самих себя.

Значительная часть нашего населения настроена благожелательно к Российской Федерации, и это чувство лучше поддерживать позитивными проектами, “мягкой силой”. Она обладает большой привлекательностью.

Но вот чего я понять никак не могу, так это откровенного ликования нашей так называемой оппозиции по поводу проблем наших сельхозпроизводителей. Все эти лже-социалисты и лже-социал-демократы кричат на каждом углу: “Так вам и надо, получили, что заслужили”.

Такая подлая позиция вызывает возмущение. Можно работать против правительства, но нельзя работать против своего государства, против его интересов, против собственных предприятий. Этому нет морального оправдания. Люди это видят и очень хорошо понимают.

– Молдавия закупает у “Газпрома” практически весь потребляемый в республике газ. Правительство построило газопровод из Румынии для альтернативных поставок. В то же время, как утверждают эксперты, возможности трубы из Ясс в Унгены не позволяют обеспечить энергетическую безопасность страны…

– Молдавия платит за газ по рыночным ценам, по самой высокой цене. Мы продолжим предсказуемую политику, не накапливая долгов. Но чем больше зависишь от одного поставщика, тем меньше уровень энергетической безопасности. Трубопровод из Ясс в Унгены, который сдан недавно в эксплуатацию, повысил уровень энергетической безопасности страны, диверсифицировав источники поставок газа. Со временем мы проведем этот газопровод и до Кишинева – а это уже большая часть энергопотребления республики. И цена на газ будет конкурентной. То же самое касается и электроэнергии. После появления альтернативных источников поставок электроэнергии стоимость снизится. И это выгодно всем гражданам.

– В прошлом году вы назвали лидера Приднестровья “рациональным и открытым” человеком. Однако наладить с ним диалог не получилось. В Тирасполе указывают на то, что не участвовали в подготовке торгового соглашения с ЕС, которое грозит остановкой большинства предприятий на левом берегу. И даже предлагают цивилизованно развестись?

– Мы остаемся приверженными идее диалога – других путей урегулирования конфликта нет.

По торговому соглашению с ЕС полагаем, что позиция Тирасполя объективно должна быть более конструктивной. Их представители принимали участие в переговорах по зоне свободной торговли, и в Тирасполе ведь никак не против торгового договора с ЕС в том виде, в котором он существует сегодня.

Там хорошо понимают возможности для роста и развития предприятий, которые в нем заложены. И мы стремимся содействовать этому процессу. Но Тирасполь пытается извлечь из этого политические дивиденды – подписать отдельный договор с ЕС, что должно послужить неким свидетельством “правосубъектности” Приднестровья. Это утопия, и чем скорее в регионе признают этот очевидный факт, тем быстрее мы найдем неполитическое решение в интересах предприятий и населения. Ведь им важен результат, важно использование возможностей для расширения производства и торговли, а не надуманные политические преимущества.

Приднестровскому региону интересно участвовать в углубленном режиме свободной торговли с ЕС. Объемы экспорта растут. Появляется возможность развиваться дальше. Это – новые рабочие места, социальное обеспечение. Вот найти решение в интересах предприятий и людей – это как раз и будет одним из доказательств открытости и рациональности. А мы из этого никаких преимуществ извлекать не собираемся.

– Молдавская оппозиция обвиняет правительство в установке границы с Приднестровьем, а глава миссии ОБСЕ Дженифер Браш заявила, что Кишинев почти ничего не делает, чтобы привлечь на свою сторону приднестровцев. Вы довольны сложившимся статус-кво?

– Этот миф уже забыли. Абсурдность этого допущения стала очевидной даже для нашей оппозиции, и они уже давно этого не повторяют. Никаких границ не было и не будет.

Сложившейся ситуацией мы довольны быть не можем. Нам нужно урегулирование. Мы стремимся привлечь приднестровский регион позитивным проектом развития. Как только мы достигнем серьезного прогресса, ситуация изменится.

– Некоторые эксперты убеждены, что Молдавия не вступит в ЕС, но ее заставят отказаться от закрепленного в конституции нейтралитета и вступить в НАТО. Вы с этим не согласны. Однако недавно за вступление республики в альянс публично высказались и президент страны, и новый министр обороны. У властей разногласия по этому вопросу?

– Нет разногласий. У нас коалиционное правительство, а в коалиционных правительствах могут существовать различные точки зрения. Это нормальный процесс. Так происходит во всех странах с плюралистической системой управления. Важно то, что в итоге все ветви власти руководствуются и соблюдают положения Конституции и действующих законов.

На уровне официальной политики все прекрасно понимают, что Молдавия нейтральная страна, и что этот нейтралитет служит надежной опорой для урегулирования приднестровского конфликта и снятия всех возможных опасений России по вопросам безопасности. Это одно из практических доказательств того, что сближение Молдавии с ЕС не несет угрозы интересам безопасности России. Поэтому мы придерживаемся такого подхода, и ожидаем, что и Россия предпримет шаги в этом направлении.

Ведь важно и движение с другой стороны. Нужен и диалог России с западными партнерами по этому вопросу, чтобы снять опасения всех. Мы не собираемся провоцировать напряженность и ненужные осложнения. Нам не интересны геополитические раздоры.

Повторюсь – отношения с Россией для нас принципиальный вопрос. Коммунисты наобещали Москве горы, включая военное присутствие, а потом пошли на попятную, поняв, что не смогут этого выполнить. Там на это отреагировали болезненно. Россия – серьезная страна, и играть с ней в кошки-мышки не самая разумная стратегия.

Мы готовы в рамках наших национальных интересов учитывать интерес России. Он, насколько мы его понимаем, заключаются в том числе и в том, чтобы Молдавия не стала антироссийской площадкой. И мы своими действиями и сейчас, и в будущем докажем, что Молдавия – ответственный, предсказуемый и равноправный партнер, который не действует против интересов России. Как только для России это станет очевидным, наши отношения пойдут на поправку. Такого же отношения ожидаем и к нашей стране.

– Президент Румынии Траян Бэсеску не раз делал заявления об объединении с Молдавией. Вы осудили эти высказывания, но реакция других чиновников в Кишиневе на это намного сдержаннее…

– Страшилки. Не надо пугать народ. Молдавия преследует собственные национальные интересы, и они сейчас определены четко и предельно понятно. Это европейская интеграция и создание функциональной модели государства. Не надо домысливать то, чего в этой программе нет.

– По вашему мнению, уже через несколько лет Молдавия может вступить в ЕС. Насколько это реально, учитывая успех евроскептиков на выборах в европарламент?

– Вы знаете, важна настойчивость, важно движение, решимость. Мы взяли на себя серьезные обязательства по реформированию страны в рамках соглашения об ассоциации. Когда мы их выполним, это будет фактически означать участие Молдавии в едином рынке ЕС, а также выполнение 90% европейских нормативов и стандартов.

Это правда, что требования к тому, чтобы даже стать кандидатом на вступление, высоки. Но то, что у Молдавии есть перспектива вступления в ЕС, не вызывает сомнения. Европейский парламент и ряд стран – членов ЕС подтвердили нашу европейскую перспективу. Например, парламент Германии недавно принял резолюцию, в которой была четко обозначена перспектива членства для Молдавии. Резолюцию поддержали 90% парламентариев. Двери ЕС открыты – и нам об этом говорят на серьезном уровне. И мы в них войдем.

– Вы возглавили правительство после потрясшего республику коррупционного скандала и обещали начать борьбу с этим злом. Прошел год, и люди задают вопрос – где громкие процессы над коррупционерами?

– Вы правы. Моя цель – современная система государственного управления в Молдавии. А этого нельзя сделать, не расчистив завалы. Не устранив пороки, которые разъедают страну. Нельзя построить новое, не разрушив той системы, которая сложилась у нас в стране. Борьба с коррупцией – основа основ.

В случае победы на выборах проевропейских сил в Молдавии больше не будет “как всегда”. Будет так, как должно быть. Мы готовим серьезную “хирургическую операцию” по оздоровлению молдавского социального организма и срежем коррупцию и возможности для коррупции во всех областях. Один из конкретных примеров – судебная система.

Совместно с ЕС мы готовим программу работы европейских судей с нашими судьями, что позволит переформатировать систему. То же самое касается и других сфер – прокуратуры, государственных закупок, борьбы с нелояльной конкуренцией, теневым сектором, беспричинными монополиями. Это – пласт общественных отношений. Мы обязаны доказать прежде всего своим гражданам, что мы – европейская страна. А соглашение об ассоциации дает нам самую лучшую “дорожную карту” этих реформ.

– Правительство добилось введения безвизового режима с ЕС. Но реакция общества на это оказалась сдержанной, что отмечают как европейские чиновники, так и местные политики. Старики жалуются, что не собираются путешествовать из-за скромной пенсии, а молодежь хочет работать дома. Это вас не расстраивает?

– Чтобы добиться безвизового режима, Молдавия проделала значительный объем работы, признанный нашими европейскими коллегами. Это доказательство того, что мы можем справляться с системными проблемами. Множество наших граждан сразу почувствовали это, получив возможность свободно передвигаться по Европе.

Это – серьезнейшее достижение для нашей страны, которое мы выполнили в рекордно короткие сроки. Не стоит его преуменьшать. Мы встраиваемся в современный мир, в региональные объединения, и свобода передвижения – одно из базовых условий современности. Молдавия – единственная страна “Восточного партнерства”, которая добилась этого результата. Затем последовал еще один впечатляющий результат – подписание соглашения об ассоциации.

– В ноябре в Молдавии пройдут парламентские выборы. Как вы оцениваете на этих выборах шансы правящей проевропейской коалиции?

– Шансы коалиции на выборах велики. У страны есть программа развития, серьезный проект будущего и программа внутренней модернизации, которая доказала свою эффективность в других странах. Люди понимают ее перспективу.

Наша Либерально-демократическая партия продолжит продвигать процессы реформирования страны вместе с коллегами по проевропейской коалиции. Мы заложили основу, а сейчас предстоит самое главное – реформы на практике. Мы не можем останавливаться на полпути. Эта цель выше нас самих.

Беседовал Валерий Демидецкий
itar-tass.com/opinions/interviews/2257

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий